Наследование оружия.
 Н.С. Меркулов из Курманаевского района Оренбургской области пишет, что у его сестры Кузнецовой B.C. умер муж, который был охотником и имел охотничье ружье марки «Зауэр» 16 калибра. После его смерти 6 июня 2008 г. участковый уполномоченный милиции (теперь полиции) ст. лейтенант милиции Тупиков Н.В. изъял у нее ружье. В протоколе изъятия указал, что оно технически исправное. Через 6 месяцев, когда Кузнецова B.C. стала оформлять право на получение наследства и обратилась в милицию по поводу изъятого ружья, ей устно ответили, что оно утилизировано. Она попросила выдать ей акт утилизации, но ей выдали копию приемного акта от 3 декабря 2008 г., из которого видно, что это ружье сдано на склад Оренбургского УВД, но никаких данных о его утилизации нет. Кузнецова стала обращаться в милиции, в прокуратуру. После этих обращении участковый уполномоченный милиции Тупиков «вручил» ей 1500 руб. и сказал, что эти деньги за ружье, а районная прокуратура после этого на ее обращения ответила, что у нее к милиции теперь никаких претензий по поводу ружья не должно быть, но Кузнецова была недовольна такой суммой возмещения за ружье и продолжала писать жалобы. После них ее стали навещать работники теперь уже полиции и прокуратуры. Полиция вынудила ее написать заявление с просьбой утилизовать ружье, которое, по сообщению той же полиции, было уже утилизировано и об отсутствии у нее претензий по поводу возмещения ущерба. Четыре года продолжалась переписка с правоохранительными органами, но так удовлетворительного ответа и не было получено. Автор письма спрашивает: имела ли право жена оставить ружье у себя как память о муже?

Жена имела право оставить ружье у себя как память о муже, для этого надо было выполнить определенные требования действующих нормативных правовых актов, регламентирующих оборот оружия. Вопросы о наследовании оружия в письмах наших читателей возникают постоянно. В наследство иногда остаются ружья очень ценных марок и прибрать их “к рукам” возникает желание у многих лиц, в том числе и у должностных, имеющих отношение к его обороту. Такое подозрение возникает и из письма автора. Как по действующим нормативно-правовым актам должны решаться эти вопросы? В соответствии со ст. 20 Федерального закона «Об оружии» наследование гражданского оружия, которое зарегистрировано в органах внутренних дел, разрешается при наличии у наследника лицензии на приобретение гражданского оружия. В случае смерти собственника гражданского оружия до решения вопроса о наследовании и получения лицензии на его приобретение, это оружие незамедлительно изымается для ответственного хранения органами внутренних дел, которые зарегистрировали это оружие. В ст. 27 названного закона говорится, что органами внутренних дел производится изъятие оружия в случае смерти собственника гражданского оружия, и на тот период, о котором сообщает автор письма, содержалась норма, в соответствии с которой изъятое оружие и патроны к нему, технически природные для эксплуатации, подлежат реализации по действующему законодательству. Как на момент изъятия оружия у Кузнецовой, так и в настоящее время в соответствии с Инструкцией по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 12 апреля 1999 г. № 288 (далее Инструщия) при изъятии оружия составляется протокол. Изъятие производится в присутствии 2-х свидетелей. 28 декабря 2010 г. законом № 39— ФЗ в закон «Об оружии» внесены изменения, в соответствии с которыми оружие и патроны к нему, изъятые в связи со смертью собственника, должны находиться на хранении в органе внутренних дел до решения вопроса о наследовании имущества и получения права на владение оружием либо до отчуждения оружия, но не более одного года. По истечении одного года органом внутренних дел принимаются установленные гражданским законодательством меры по принудительному отчуждению указанных оружия и патронов к нему. В соответствии с Правилами оборота у гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории РФ, утвержденными простановлением Правительства РФ от 21 июля 1998 г. № 814 с последующими изменениями, граждане, при получении оружия по наследству, обязаны представить в ОВД по месту учета этого оружия заявление по установленной форме и иметь лицензию на его приобретение. Регистрация оружия, полученного по наследству и надлежащим образом оформленное в собственность, в двухнедельный срок должно быть зарегистрировано в ОВД. После оформления лицензии на приобретение оружия, его регистрации в ОВД, получения разрешения на хранение или хранение и ношение данного оружия и патронов они выдаются наследнику хозяйственным подразделением ОВД, осуществляющим их ответственное хранение. В случае, когда наследник не имеет права на использование оружия либо при добровольном отказе от наследования оружия и патронов, по его письменному заявлению оружие и патроны передаются для комиссионной продажи организации, имеющей право ведения торговли ими, другому лицу, который имеет право приобретения, или в музейный фонд РФ, либо уничтожается в установленном порядке. Встает вопрос, а может ли наследник по своему усмотрению распорядится наследственным оружием в том случае, когда он не желает получать лицензию на свое имя или ему будет отказано органом внутренних дел в ее выдаче по какой-либо причине? Конечно, может. В соответствии со ст. 1180 Граждан- ского кодекса РФ (далее ГК РФ) принадлежащее наследователю оружие входит в состав наследства и наследуется на общих основаниях. На принятие оружия по наследству не требуется специального разрешения, но для его получения требуется специальное разрешение (лицензия). Если наследнику будет отказано в выдаче такого разрешения, его право собственности на оружие прекращается в соответствии со ст. 238 ГК РФ, а суммы, вырученные от реализации оружия, передаются наследнику за вычетом расходов на его реализацию. В ст. 238 ГК РФ записано, что если в собственности у гражданина окажется вещь, на приобретение которой необходимо особое разрешение, а в его выдаче собственнику отказано, эта вещь подлежит отчуждению в порядке, установленном для имущества, которое не может принадлежать данному собственнику. В соответствии с этим порядком такое имущество (ружье) должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на это имущество (ружье). Если имущество (ружье) не отчуждено (продано, подарено и т.д.), то по решению суда, вынесенному по заявлению государственного органа (в данном случае ОВД) подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику стоимости имущества (ружья), определенного судом. При этом вычитаются затраты на отчуждение имущества. Что касается изложенного в письме автора события, то на многочисленные жалобы Кузнецовой и автора письма поступали ответы из высоких и пониже инстанций. В ответе Меркулову от 01.12.2010 г. за № 3/5-М-23 заместитель начальника УВД по Оренбургской области С.В. Борзенко прямо сказал, что факты, изложенные в заявлении, подтвердились. Для разрешения вопроса этот высокопоставленный чиновник посоветовал ему обратиться в ОВД Курманаевского района, т.е. в тот ОВД, на который жаловался Меркулов. Меркулов так и сделал. Получил ответ от 23.12.10 № 8074 за подписью Начальника Курманаевского ОВД майора милиции О.В. Моргунова, что его заявление направлено в Следственный комитет при Прокуратуре РФ по Оренбургской области. Начальник отдела Департамента собственной безопасности МВД РФ A. В. Бухаров 20.04.2011 г. за № 19/ж- 4133 Меркуловой сообщил (заметим, что ее фамилия Кузнецова), что в соответствии с Законом РФ «О прокуратуре Российской Федерации» проверка исполнения законов возложена на этот орган, и ее заявление для разрешения направлено в прокуратуру Оренбургской области. 29.04.2011 г. за № 15-23-2011 начальник отдела по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета РФ при прокуратуре Оренбургской области старший советник юстиции А.А. Кукишев сообщил Меркулову, что его обращение направлено и.о. прокурора Курманаевского района юристу 1-го класса B. Г. Семенову с конкретными указаниями, что надо сделать по проверке обращения и о результатах сообщить в прокуратуру области. На очередное заявление Меркулова 26.04.2012 г. за № 25р-69 из Генеральной прокуратуры РФ прокурор отдела по рассмотрение обращений И.С. Яшенкова сообщила, что его заявление направлено в прокуратуру Оренбургской области. 14.05.2012 г. за № 16-32-2012 начальник отдела по надзору за следствием и дознанием в ОВД, юстиции, УФСКН, МЧС, УФСИН, прокуратуры Оренбургской области старший советник юстиции А.В. Федосов очередное обращение Меркулова направил прокурору Курманаевского района младшему советнику юстиции Петрову В.Н. с требованием о результатах рассмотрения сообщить заявителю и до 8.06.2012 г. представить подробную информацию в прокуратуру области. Нам неизвестно, какую информацию Петров направил в прокуратуру области, но ответ Меркулову заслуживает внимания. Петров пишет, как о бесспорно установленном факте, что ружье в ОВД было осмотрено без составления протокола осмотра ответственным за сохранность в ОВД найденного, изъятого, добровольно сданного оружия и боеприпасов милиционером ИВС (изолятор временного содержания, бывшее КПЗ) прапорщиком милиции Граж- данкиным В.В., ст. ООП ОВД майором милиции Долженковым А.Н. и ст. УУМ ОВД капитаном милиции Степановым С.В. Ими было установлено, что ружье имеет коррозию и вздутие стволов, после чего оно было направлено в ХОЗО УВД для уничтожения без уведомления наследников. По данному факту было внесено представление, по результатам рассмотрения которого Гражданкину В.В. было объявлено замечание. В следственном комитете по данному факту было отказано в возбуждении уголовного дела, но и.о. прокурора района Семеновым это постановление было отменено. После дополнительной проверки вновь было отказано в возбуждении уголовного дела. Прокурор пишет, что в материалах проверки имеется заявление Кузнецовой B.C. в адрес начальника ОВД Курманаевского района с просьбой утилизовать ружье и прекратить какие- либо разбирательства по этому делу и об отсутствии у нее претензий по возмещению материального ущерба. Но соль ответа не только в этом. Прокурор пишет Меркулову, что он не является наследником, поэтому по его заявлениям оснований для принятия мер прокурорского реагирования нет. Тот факт, что Меркулов сообщает о нарушении закона в деятельности милиции, теперь полиции, прокурора не интересует. Между тем в Конституции РФ в ст. 33 записано, что граждане имеют право обращаться лично в государственные органы и органы местного самоуправления. Стоит напомни- ить прокурору, что в силу своего должностного положения обязан реагировать на каждый сигнал о нарушении закона, от кого бы этот сигнал не исходил. На многочисленные заявления Кузнецовой и Меркулова так никто и не сообщил, а куда все же делось ружье? Акт передачи ружья из Курманаевского ОВД в ХОЗУ УВД Оренбургской области имеется, а кроме пустых слов работников полиции других данных об утилизации ружья нет. В связи с возникшим вопросом хотелось бы дать один совет по наследственному оружию. С момента вступления в наследство, даже еще раньше — с момента открытия наследства, если наследополучатель не хочет оформлять ружье на свое имя, через знакомых, друзей умершего собственника оружия, путем помещения объявления в местной печати, другим путем всегда можно найти покупателя оружия, тем более хорошей марки и качества. Если покупателем окажется, например, охотник-собственник уже имеющегося у него оружия, то ему для получения лицензии в ОВД надо подать заявление по установленной форме, предоставить документ, удостоверяющий личность гражданина РФ и разрешение на право хранения или хранения и ношения имеющегося у него оружия. В этом случае не надо будет представлять медицинское заключение и документ о прохождении подготовки по изучению правил безопасного обращения с оружием и приобретение навыков безопасного обращения с ним. О цене отчуждаемого оружия будут договариваться наследник и приобретатель ружья и не потребуются дополнительные расходы на его отчуждение через суд.