«Смысл всей нашей политики —

сбережение людей как главного богатства России»

Владимир Путин

Из Послания Федеральному собранию

Удивительно устроена наша власть! Президент, вроде бы и премьер-министр вместе с Госдумой в неустанной заботе колотятся о благе народа, чего не скажешь о чиновниках рангом пониже. Министров ловят на взятках, руководителей регио­нов сажают или им объявляют выговоры, а депутатов изгоняют из Госдумы. Все слои народа, в том числе и охотники, глядя на их «законотворческую и трудовую деятельность», только удивляются — во, дают! С началом рыночных отношений охота и охотничье хозяйство всё никак не впишутся в рамки «капиталистического рая». Ранее причина этому чиновниками усматривалась в отсутствии закона «Об охоте» и других законодательных актов в этой области. Они на многочисленные выступления в СМИ учёных-охотоведов и простых охотников, отделывались обе­щаниями — как только будет принят закон «Об охоте», так всё и наладится. В 2009 г. долгожданный закон «Об охоте» приняли, а вопросов, к сожалению, стало ещё больше. Придумали какой-то сбор в 400 руб. и больше года занимались словоблудием, пытаясь объяснить за что. Наконец придумали. Эта сумма, мол, взимается за телодвижение клерка при выписке разрешения на добычу охотничьих ресурсов в общедоступных охотничьих угодьях. Охотников такие поборы возму­тили. Чиновники вняли их «возмущениям», и эту сумму на сегодня довели до 650 руб. Не многовато ли?

С подачи государственных органов власти всех уровней, началось «Всероссийское обиралово» охотников. Охотники до сих пор никак не могут взять в толк, статья 9.1. Конституции РФ гласит: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и дея­тельности народов, проживающих на соответствующей территории». Это означает, что дикие звери, птицы и рыбы тоже природные ресурсы, и, как нас в этом убеждают, принадлежат государству, а в его лице, выходит, и всему народу. Раз это государственная (народная) собственность, то почему ею торгуют направо и налево все кому не лень? Причём по ценам как Бог на душу положит. Мы проте­стуем, но торговцы нас уверяют, всё согласно закону «Об охоте» и соответствии Налоговому кодексу (НК РФ). Что представляет собой закон «Об охоте», нам убе­дительно разъяснил профессор Д. Перовский в статье «И опять о законе» ж. «Охота и охотничье хозяйство» № 6 2016 г. Теперь попытаемся поближе познакомиться с Налоговым кодексом. Он ст. 333.1 указал: «Плательщиками сбора за пользование объектами животного мира… признаются организации и физи­ческие лица, в том числе индивидуальные предприниматели, получившие в установленном порядке разрешение на добычу объектов животного мира на территории Российской Федерации». Это означает, все охотники являются пла­тельщиками сбора при охоте на определённые виды дичи.

Продолжим изучение Налогового кодекса дальше. Он ст. 333.2. п. 1 устанавли­вает: «Объектами обложения признаются: объекты животного мира в соответ­ствии с перечнем, установленным п. 1 ст. 333.3 настоящего кодекса, изъятие которых из среды их обитания осуществляется на основании разрешения на добычу животного мира, выдаваемого в соответствии с законодательством Российской Федерации». У охотника вполне закономерно возникает вопрос, а при охоте на какие охотничьи объекты необходимо «разрешение на добычу» с оплатой сборов? НК РФ ст. 333.3 п. 1 назвал эти объекты: «овцебык, гибрид зубра с бизо­ном или домашним скотом, медведи, олени, лось, лань, бараны, сибирский горный козёл, серна, тур, муфлон, косуля, кабан, кабарга, рысь, росомаха, сайгак, соболь, выдра, барсук, куница, сурок, бобр, харза, енот-полоскун, степной кот, камышовый кот, европейская норка, глухари, улар, саджа, фазан, тетерев, водяной пастушок, погоныши, камышница». Обращаю внимание читателей, изъятие выше названных объектов из среды их обитания осуществляется на основании «РАЗРЕШЕНИЯ НА ДОБЫЧУ ОХОТНИЧЬИХ РЕСУРСОВ» (ст. 29 закона «Об охоте»).

Теперь попытаемся выяснить, за какой объект животного мира и сколько надо платить «сбор». Тут нам на помощь приходит ст. 333.3. Пунктом 2 она определяет ставки сбора за каждый объект животного мира, и устанавливает их в следующих размерах (руб.): овцебык, гибрид зубра с бизоном или домашним скотом — 15 000; медведи (за исключением камчатских популяций) — 3 000, камчатский и белогру­дый — 6 000; благородный олень, лось — 1 500; пятнистый олень, лань, снежный ба­ран — 600; серна, тур, муфлон, косуля, кабан, рысь, росомаха — 450; северный олень, сайгак — 300; соболь, выдра — 120; глухарь, глухарь каменный, улар кав­казский — 100; саджа, — 30; фазан, тетерев, водяной пастушок, малый погоныш, погоныш-крошка, погоныш, большой погоныш, камышница — 20. У многих охот­ников может возникнуть вопрос, что это за дичь «водяной пастушок, всякие пого­ныши и камышница»? Следует признать, для большинства из нас они не представ­ляют охотничьего интереса и видовая их принадлежность не всем известна. Да что там охотники, не все работники охотничьих хозяйств знают этих птиц. Законодатель, чтобы глубоко не забираться в карман охотника установил: «При изъятии молодняка (в возрасте до 1 года) диких копытных ставки сбора устанавли­ваются в размере 50% ставок, установленных п. 1 настоящей статьи».

Из сказанного выше следует, охотпользователь при получении разрешений на добычу объектов животного мира указанные ст. 333.3 п. 1 платит «сбор», который затем взимает с охотников. Это означает, что на остальные объекты животного мира, не указанные ст. 333. п. 1, охотпользователь никаких сборов государству не платит и охота на них должна осуществляться без выдачи разрешений и БЕС­ПЛАТНО. Тогда возникает вопрос, а как относиться к тому, что руководители охотничьих хозяйств берут, например, за лося какую-то «коммерческую» стои­мость сбора от 40 до 70 тыс. руб., превышающий в разы уплаченный сбор государ­ству, а за чирка 1 — 1,8 тыс. руб. Руководители охотхозяйств общественных охотни­чьих объединений ещё умудряются за нелицензионные виды с не членов общества за охоту брать в 4 — 5 раз выше. Это же прямое нарушение ст. 3.2 (НК РФ):
«налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер…» И закон «Об охоте» ст. 10.1 также требует: «Не допускается монополистическая дея­тельность и недобросовестная конкуренция в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов». Получается, торгуют себе в карман? Где наши руководи­тели таких «грозных» ведомств как Федеральная антимонопольная служба (ФАС), возглавляемая И. Артемьевым, и куда смотрит г-н М. Мишустин, глава Федераль­ной налоговой службы (ФНС)? Выходит, коммерсанты всех мастей действуют с их позволения? Уж кто-кто, а И. Артемьев и М. Мишустин прекрасно знают ст. 4. п. 1 НК РФ: «Правительство РФ, федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные осуществлять функции по выработке государственной поли­тики и нормативно-правовому регулированию в сфере налогов и сборов и в области таможенного дела, органы исполнительной власти субъектов Россий­ской Федерации, исполнительные органы местного самоуправления в преду­смотренных законодательством налогах и сборах случаях в пределах своей компетенции издают нормативные правовые акты по вопросам, связанным с налогообложением и со сборами, которые не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах».

Не только у меня, у многих охотников возникает вопрос, почему ведомства господ Артемьева и Мишустина не обращают внимания на то, как на местах игнорируется концовка данного пункта — «не могут изменять или дополнять законодатель­ство о налогах и сборах». Вы что, господа, страдаете куриной слепотой? Уважае­мые, господа И. Артемьев и М. Мишустин, не пора ли вам обратить внимание на самодеятельность охотпользователей и не заняться контролем выполнения тех норм, которые прописаны в ваших руководящих документах и законе «Об охоте»? Почему охотпользователи на каждом шагу нарушают требования НК РФ и закона «Об охоте»? Берут плату просто за воздух. И это сходит им с рук. Только не надо отправлять охотников за ответом к судьям.
Даже президент В. Путин усомнился в их квалификации. Его возмутило постанов­ление судьи: «Совершил преступление путём написания заявления в Липецкую облпрокуратуру. Я, когда такие вещи вижу, у меня просто волосы, оставшиеся на голове, дыбом встают. Совсем с ума сошли, что ли?»

Поверьте, господа И. Артемьев и М. Мишустин, у охотников тоже «волосы встают дыбом», когда чиновники охотхозяйств всех форм собственности занима­ются незаконным «обиралово» за охоту на такие виды охотничьих животных, как крот, колонок, белка, горностай, хорь, корсак, рябчик, вальдшнеп, голубь, горлица, кеклик, улар, болотно-луговая птица, куропатка, перепел, гуси, утки, заяц, лиса, шакал, волк? Для кого в ст. 3.3. НК РФ записано требование: «Налоги и сборы должны иметь экономическое основание, и не могут быть произвольными. Недопустимы налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав». Это же требование вытекает из ст. 9.1 Конститу­ции РФ! На каком основании руководители охотничьих общественных организа­ций прикрываются тем, что у них яко бы «есть заключение ФАС по данному во­просу, где указано, что их действия законны». В таком случае обратимся к ст. 4.1.2 НК РФ, где предписано: «Федеральный орган исполнительной власти, уполно­моченный по контролю и надзору в области налогов и сборов, его территори­альные органы, а также подчинённые федеральному органу исполнительной власти, уполномоченному в области таможенного дела, таможенные органы Российской Федерации не имеют права издавать нормативные правовые акты по вопросам налогов и сборов».

У охотников возникает вопрос, а действительно ли ФАС «вооружил» руководи­телей охотничьих хозяйств каким-то оправдательным документом на право осу­ществлять такие поборы? Неужели руководители ФАС и ФНС проигнорировали требования ст. 4.1.2? И настолько ли было убедительным для ФАС и ФНС «баловство» руководителей обществ охотников и владельцев частных хозяйств с ценами и непонятными сборами? Ведь ст. 3. п. 5 НК РФ гласит: «Ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать налоги и сборы, а также иные взносы и платежи, обладающие установленными настоящим Кодексом при­знаками налогов или сборов, не предусмотренные настоящим Кодексом
либо установленные в ином порядке, чем это определено настоящим Кодек­сом».
Кто дал право так бесцеремонно лезть в карман охотника? Если власти тре­буют от охотника неукоснительно выполнять закон «Об охоте» и Налоговый ко­декс, то будьте добры и сами блюдите законы. Тем более Налоговый кодекс в ст. 3.7 для «непонятливых» разъясняет: «Все неустранимые сомнения, противоре­чия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов)». Тут, как говорится, и ком­ментарии излишни. Вот над чем следует поработать ФАС и ФНС. Мне господа И. Артемьев и М. Мишустин могут возразить, кто ты такой, чтобы нам
указывать?! Хочу их предупредить, такие еле слышимые голоса, как мой, могут слиться в единый хор и тогда мало не покажется.

Не могу обойти вниманием и ст. 1. п. 12 закона «Об охоте»: «Услуги в сфере
охотничьего хозяйства — услуги, оказываемые охотником, услуги по изуче­нию охотничьих угодий и иные услуги, определяемые в соответствии с обще­российскими классификаторами видов экономической деятельности, продук­ции, услуг».
Я не буду на эту тему много рассуждать. Ежу понятно, с услугами охотпользователи нагло лукавят, прикрываясь неизвестными охотникам «решениями» ФАС, убеждая нас, что они действуют в рамках правового поля. Пусть кто-нибудь из них назовёт, какие услуги предлагаются охотникам, например, с подружейными собаками при охоте на дупеля или перепёлку. Только не надо называть услугой «услугу, по изучению охотничьих угодий». Охотники, особенно местные, самим руководителям охотхозяйств окажут такую «услугу»
и бесплатно. Как мне думается, если пообщаться с сотрудниками ФАС, которые возможно писали подобные бумаги, сразу станет ясно, что они от охоты и
законодательства, связанного с ней, весьма далеки и мотивируют свои решения та­кой нелепостью: «Надо же охотхозяйствам как-то деньги зарабатывать». Подобные рассуждения вызывают умиление заботой чиновников о «несчастных» охотпользо­вателях! Почему же они не проявляют такую заботу о простом охотнике? Не мо­жешь честно вести охотничье хозяйство — отказывайся от арендованных угодий, и пусть власти переводят их в категорию общедоступных. Учёные-охотоведы пред­лагали властям, чтобы таких угодий в каждом регионе было не менее 50%.

Заглянули бы И. Артемьев и М. Мишустин, в путёвку, и в ней увидели что-то типа: «Утка — 1000 руб.». Вот и весь договор вместе с услугами. Охотпользова­тель уверен, от такого «договора» и «услуг» охотник не откажется по простой при­чине, а куда ему податься? Подпишет как миленький и выложит денежки. А будет «возражать» — пусть забудет дорогу в хозяйство. Самое печальное — никого из вла­стей не интересует, какие услуги представляет в договоре охотпользователь и за что берёт деньги. Обратимся к Гражданскому кодексу РФ ст. 779 гласит: «По до­говору взаимного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказ­чика оказать услуги (совершить определённые действия или осуществить определённую деятельность), а заказчик оплатить». Как я понимаю, охотник заказывает услуги, и он вправе отказаться от навязываемых услуг охотпользовате­лем. Вот если меня охотинспекторы встретят в угодьях без путёвки или разреше­ния на добычу охотничьих ресурсов, то со мною разберутся по полной программе. А есть ли у меня договор и что там записано их не заинтересует. Ну, чем это не всероссийское «обдиралово» с молчаливого согла­сия властей? В связи с этим хотелось бы порадоваться за рыболовов. В «Комсомольской правде» ещё за 21.09.12 г. прочитал заявление тогдашнего главы Росрыболовства А. Крайнего, где он сказал: «Рыбалка будет бесплатной… За так называемый подход к воде деньги брать запрещается». Вот так бы власти озаботи­лись и об охотниках.

Охотники понимают, на ведение охотничьего хозяйства правительству РФ нужны деньги. При советской власти охотники платили госпошлину. Они и сего­дня готовы платить государству что-то вроде госпошлины. Я неоднократно предла­гал ввести сезонные карточки (свидетельства) на добычу нелицензионных охотни­чьих ресурсов. Они, слава Богу, размножаются без помощи чиновников. И чтобы карточки (свидетельства) продавались охотникам по доступной цене в киосках пе­чати, в сберкассах, магазинах, в кассах по продаже проездных билетов и других местах, а вырученные деньги действительно шли на ведение охотничьего хозяй­ства. Надо стремиться к тому, чтобы убрать хождение наличных денег между охотником и охотпользователем. Это будет способствовать исключению злоупо­треблений со стороны охотпользователей. Охотники согласны платить им именно за реальные услуги, а не высосанные из пальца. Но молчит власть, не даёт ответа. В заключение всем чиновникам напомню слова Президента В. Путина из Послания Федеральному собранию 1.12.2016 г.: «Любая несправедливость и неправда воспринимаются очень остро. Это вообще особенность нашей культуры. Об­щество решительно отторгает спесь, хамство, высокомерие и эгоизм…»