Пономаренко А.М. из Республики Хакасия сообщает, что за незаконно добытую ондатру по решению мирового судьи он лишен права охоты на один год, ружье у него изъято. В полиции ему объяснили, что право на получение оружия он получит только через два года. Автор письма спрашивает, почему он может получить оружие через два года, хотя лишен права охоты на один год, и почему его лишили права охоты только за одно нарушение?

В соответствии с Кодексом РФ об административных правонарушениях (далее КоАП РФ) за нарушение правил охоты, в том числе и за одно нарушение, может быть наложено наказание в виде лишения права охоты на срок до 2-х лет (ст. 8.37 п. 1 КоАП РФ). Оружие у лишенных права охоты лиц изымается.

Оружие изымается за повторное совершение административного право-нарушения только у тех лиц, которые были привлечены к административной ответственности за совершение административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность (ст. 27 Закона “Об оружии”).

В случае изъятия оружия обратиться за его получением можно по истечении одного года со дня окончания срока наложения административного наказания. Поэтому, если срок наложения наказания, в данном случае, истекает через год, то за получением оружия можно обратиться еще через год, то есть в общей сложности через два года (ст. 26 Закона “Об оружии”).

Охотник Егорушин В.А. из Хабаровского края просит разъяснить некоторые положения из Правил охоты при коллективной охоте на копытных и медведей. У них почему-то госохотинспекторы при такой охоте требуют, чтобы на каждого участника охоты была выписана путевка. Правильны ли такие требования?

В жизни как все устроено: есть нормативно-правовые акты, а есть еще их толкование и правоприменительная практика. Всем известна фраза: казнить нельзя помиловать. От одной только в разных местах поставленной запятой может измениться содержание последствий. От правильного толкования Правил охоты зависит и их правильное применение.

Согласно Правилам охоты, при коллективной охоте: на копытных животных, медведей и волков в общедоступных охотничьих угодьях лицом, ответственным за ее проведение, является лицо, на имя которого выдано разрешение на добычу охотничьих ресурсов (ст. 6 Правил).

При охоте в закрепленных охотничьих угодьях ответственным лицом за ее проведение является уполномоченный представитель юридического лица или индивидуального предпринимателя, или лицо, на имя которого выдано разрешение на добычу охотничьих ресурсов (ст. 7 Правил).

В Правилах охоты четко изложены действия лица, ответственного за осуществление коллективной охоты, в том числе оно обязано проверить перед началом охоты у всех участников коллективной охоты наличие охотничьих билетов и разрешений на хранение и ношение охотничьего оружия и не допускать к участию в охоте лиц, не имеющих указанных документов (ст. 8.2. Правил), составить список лиц, участвующих в коллективной охоте с указанием в нем номера разрешения на добычу охотничьих ресурсов и путевки. Следует подчеркнуть, что в Правилах охоты записано “путевки”, а не путевок, то есть должна быть одна путевка (ст. 8. 3. ч. 4 Правил).

Возможно, требования охотинспекторов основаны на некоторых противоречиях в самих Правилах охоты. В п. 9 Правил записано, что при осуществлении коллективной охоты каждый охотник должен иметь при себе документы, указанные в п. 3.2. Правил, за исключением коллективной охоты на копытных животных, медведей и волков, при осуществлении которой разрешение на добычу охотничьих ресурсов находится у лица, ответственного за осуществление коллективной охоты. И ничего не сказано о путевке.

Среди документов, которые должен иметь охотник при осуществлении охоты (п. 3.2. Правил) названа и путевка. Получается некоторое противоречие. Видимо, в п. 9 Правил охоты целесообразно было бы включить и путевку при коллективной охоте на копытных животных, медведей и волков, что устранит ошибочное толкование и применении Правил охоты.

Из Калужской области сообщают: 22 декабря 2014 г. около 12 часов Рудалев Е.М., Рудалев В.М., Калинский Н.Н. и Силой А.М., по предварительному сговору в лесном массиве примерно в полутора километрах от деревни Ново-Беляево Медынского района Калужской области незаконно отстреляли 3-х лосей — корову и двух быков. Во время разделки туш они были задержаны работниками ООО ОХ “Озерное”, которые вызвали сотрудников полиции и охотоведа Государственного казенного учреждения (ГКу) “Калугаоблохота” Одинокова В.А. При задержании браконьеров от них никакого деятельного раскаяния не последовало.

Одиноковым в Медынский районный отдел полиции было подано заявление с просьбой привлечь браконьеров к уголовной ответственности.

По данному факту дознавателем группы дознания отдела полиции майором полиции Котовой Т.М. было возбуждено уголовное дело по признакам совершения браконьерами преступления, предусмотренного ст. 258 ч. 1 п. “а” УК РФ.

21 января 2015 г. старшим дознавателем группы дознания районного отдела полиции майором полиции Новиковым Е.А. производство по уголовному делу было прекращено, при этом деяния браконьеров были квалифицированы по ст. 258 ч. 2 УК РФ, то есть незаконная охота, совершенная группой лиц по предварительному сговору.

Удивительно, но факт. Производство по уголовному делу прекращено по основаниям ст. ст. 28 уголовно-процессуального кодекса РФ и 75 УК РФ, то есть в связи с деятельным раскаянием. Дала согласие на прекращение этого дела по таким основаниям Медынская районная прокуратура.

В настоящее время автором принимаются меры по проверке законности решения о прекращении производства по данному уголовному делу. О результатах проверки читатели журнала будут проинформированы.

В данном деле обращает на себя внимание еще один факт. Уже после прекращения производства по уголовному делу к мировому судье судебного участка № 38 Дзержинского района Калужской области Павлютину А.Е. поступили протоколы об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7. 11. ч. 2 КоАП РФ, на Рудалева Е.М, и Рудалева В.М.
21 августа 2015 г. судья прекратил производства по делам по истечении срока давности привлечения названных лиц к административной ответственности.

Конечно, в данном случае ст. 7.11 ч. 2 КоАП РФ совсем неуместна, поэтому автор посчитал необходимым разъяснить работникам правоохранительных и природоохранительных органов, когда наступает ответственность по ст. ст. 7.11,8.37 КоАП РФ и ст. 258 Уголовного кодекса РФ (УК РФ).

Общеизвестно, что весь животный мир в стране находится в собственности государства. В соответствии со ст. 209 Гражданского кодекса РФ собственнику, в данном случае государству, принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, в том числе и животным миром.

2 ст. 7.11. КоАП РФ предусмотрена ответственность только за незаконное пользование объектами животного мира. Пользование — это одно из правомочий собственника. И никто без соответствующего разрешения не может пользоваться этой собственностью, в рассматриваемом случае — животным миром.

В ч. 2 ст. 7.11. КоАП РФ предусмотрена ответственность за добычу копытных животных и медведей, относящихся к охотничьим ресурсам, без разрешения, если разрешение обязательно, либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением.

Для наглядности можно привести такой пример. В деревне, на чей-то приусадебный участок забрел лось. Собственник участка, имеющий ружье, отстрелял этого лося, а тушу присвоил. Он в данном случае не охотился, а государственной собственностью воспользовался. Или другой пример. Водитель грузовой машины умышленно сбивает вышедшего на дорогу кабана и тушу забирает себе. В таких случаях ответственность наступает по ст. 7.11. ч. 2 КоАП РФ.

Федеральный закон “Об охоте…” дает определение понятию охота.

Это деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой. Исходя из этого определения, ответственность по ст. 8.37. КоАП РФ и ст. 258 УК РФ наступает из нарушений, связанных с охотой.

Ст. 8.37. КоАП РФ так и называется: нарушение правил охоты, правил регламентирующих рыболовстве и другие виды пользования объектами животного мира.

Ст. 258 УК РФ называется незаконная охота.

Поэтому ст. 8.37. КоАП РФ и ст. 258 УК РФ применяется только при производстве охоты.

В каких случаях применяется ст. 8.37. КоАП РФ, а в каких ст. 258 УК РФ?

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 18 октября 2012 г.

“О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования” дал ответ на этот вопрос. Разграничение незаконной охоты (ст. 258 УК РФ) и нарушение правил охоты (ч. 1 ст. 8.37. КоАП РФ) проводится по таким признакам, как причинение крупного ущерба, применение механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей, совершение деяния в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена, либо на особо охраняемой природной территории, в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации. Если при производстве охоты имеются эти признаки, ответственность наступает по ст. 258 УК РФ.

Верховный Суд РФ также разъяснил, что крупным ущерб при незаконной охоте может быть не только из количества и стоимости добытых, повреждённых или уничтоженных животных, но и с учетом иных обстоятельств содеянного, в частности, экологической ценности, значимости для конкретного места обитания, численности популяции этих животных. Крупным является ущерб, причиненный, например, отстрелом лося, благородного оленя (марала, изюбря), овцебыка, бурого и белогрудого (гималайского) медведя.

В Постановление имеются и других очень полезные для правильного применения законодательства разъяснения по охране природы.